Hogwarts: Mystery of Magic

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Mystery of Magic » Флэшбэк » Квест 10 - "пьянка и драка? отлично!"


Квест 10 - "пьянка и драка? отлично!"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s017.radikal.ru/i410/1203/91/e5c0a2f0d31c.gif
;1. Название: Квест 10 - пьянка и драка? отлично!
;2. Задействованные персонажи: Remus J. Lupin, Nymphadora Tonks и другие
;3. Место действия: Лондон, Площадь Гримо, 12. Возможны перемещения
;4. Время действия: возможное прошлое
;5. Предыстория событий, происходящих в данном квесте: День рождения одного из членов, очередной праздник, в честь которого можно не работать, да просто удачная операция... Мало ли что может быть поводом для празднества в штабе Ордена Феникса. Главное, что сегодня они соберутся вместе! Приятная компания, море еды, сливочного пива или чего-нибудь покрепче, - вот все, что надо для отличного вечера. А в конце обязательно должна быть драка, какая же без нее пьянка?

Если решите присоединиться, делайте вид, что уже были там.
Если вы пожиратель, не забудьте, что штаб под защитой, для драки мы должны переместиться куда-то еще.

Свернутый текст

так надеюсь, что ничего не напутала с номером квеста

Отредактировано Nymphadora Tonks (2012-03-03 14:28:34)

0

2

Это я-то вечно опаздываю! О да. Как только они придут, сразу увидят, как и когда я опаздываю! – волосы Тонкс были ярко-красными и как обычно совершенно точно выражали ее внутреннее состояние. Она смешно надула губы и уселась на кресло в гостиной огромного практически пустого дома. Пустым он был, конечно, не совсем: другие женщины и девушки возились на кухне, завершая приготовление еды к праздничному столу, но вот только Дору Молли, которая, конечно же, была у них предводителем, тактично устранила и это, наверное, было правильным решением, если тарелки, стаканы, бутылки и вся приготовленная еда представляла для окружающих какую-нибудь ценность. Возражать Тонкс не стала, потому как давным-давно уже привыкла к себе и своей неуклюжести, и злилась вовсе не на умелых барышень с кухни, а на мужскую половину Ордена, которая в большей своей части где-то задерживалась. Посмотрите на них, и это девушки все время опаздывают! Чем таким они могли заниматься, Нимфадора и представить не могла, да это было и не интересно, скорее бы вернулись. Когда мир так близок к состоянию войны, а ты и все твои друзья представляете единственную сопротивленческую организацию, каждое опоздание немного пугает, ты начинаешь придумывать себе всякие страсти, что же там могло произойти, каждые две минуты смотришь на часы… А самое страшное то, что ужасное действительно может случится. Сегодня, сейчас, прямо в эту минуту кто-то может навсегда перестать быть частью твоей жизни, больше никогда не прийти на собрание и много чего еще не сделать.
   Дора вздрогнула, отгоняя от себя дурные мысли, ведь, как известно, отрицательные мысли притягивают точно такие же события, а в голове должны быть стенические эмоции, помогающие двигаться дальше. За этим она сегодня и пришла сюда, не так ли? Повеселиться, а не фантазировать о всякой там ерунде. Опаздывают и опаздывают, можно не волноваться, не маленькие же.
- Молли, вам там точно не нужна помощь? – громко крикнула девушка, закидывая ноги на столик перед креслом. В отрицательном ответе она не сомневалась, но спросить стоило хотя бы ради приличия. Все верно, в ответ прозвучало что-то вроде «Нет, дорогая» и снова звон посуды.
   Не отрывая зада от кресла, Дора стянула с себя плащ, оставшись в свитере с горлом и джинсах, конечно. По праздникам хорошие девочки надевают платья? Не, не слышала. Тонкс оставалась верна своим принципам. Посуда на кухне брякала реже и реже, а значит, женщины уже завершали процесс приготовления, и очередь оставалась за мужчинами, которые, кстати сказать, должны были принести с собой горячительные напитки, что при таком холоде было бы весьма кстати. Только при мысли о холоде девушка натянула рукава на кисти рук и сжала ладошки в кулачки.
  Кажется, где-то скрипнула дверь, и Нимфадоре очень хотелось верить, что она входная, ее надежды подтвердились, когда она услышала знакомые голоса. Она тут же встала с кресла и выбежала в коридор, даже ничего не задев, видимо от большой радости.
- Поздравляю! – без капельки обвинения сказала она Люпину, который зашел, видимо, самым первым, и уже снял пальто, немного присыпанное снегом, потом, довольно улыбаясь, подошла поближе, чмокнула его в щеку, и, развернувшись, направилась обратно в свое кресло.

+1

3

Ремуса, как это обычно с ним бывает в таких ситуациях, уже терзает совесть по поводу опоздания. Конечно, такового ещё толком нет, и он делает буквально все (которое, в данном случае, ограничивается лишь предельно быстрым шагом), дабы его и не было, но.... Пасмурная погода, этот совсем не романтичный снег и необходимость посещать праздник как раз тогда, когда радостные чувства совсем не одолевают волшебника...
  Он неприязненно морщится, мысленно упрекнув то ли себя, за такое невежество, то ли весь мир, за то, что этот вечер так некстати.
- В конце концов, - вздыхает Ремус, придаваясь малоинтересным размышлениям и совсем не замечая окружающей прелести зимнего вечера, - там скорее всего будет ароматная медовуха, которая, несомненно, поможет мне расслабиться. Правда, расслабляться до употребления огненного виски в чрезмерных количествах не стоит... - заключает он, с видом совершенно рассеянным и апатичным.

- Там будет Тонкс, - неожиданно думается ему, и Ремус, явно смущаясь такой внезапной и теплой мысли, механическим движением поправляет воротник, взглядом встречая знакомые фигуры, что маячат не так далеко.
  Он поздоровался и, постепенно сливаясь с компанией, завяз в бессмысленной болтовне о новостях и событиях, не так давно минувших, и, к его же  большому счастью, думать больше было не о чем. Точнее, разумеется, думать всегда есть о чем, но вот не всегда есть когда... Ах, время для дум всегда найдется! Но, так или иначе, компания самых разносортных знакомых никак не позволила Ремусу предаваться тусклым и невеселым размышлениям, которые так и одолевали его по пути, чему он, несомненно, порадовался бы, если б смог сейчас посмотреть на себя со стороны и заметить чудную перемену.
  Впрочем, в непроглядной тьме любого разума всегда находится место для маленького лучика, способного, рано или поздно, полностью озарить светом человеческое существо, прогнав прочь всю боль и все печали. Именно таким спасительным лучом для Ремуса постепенно становилась Нимфадора, просто он, увы, не мог это осознать. А, впрочем, осознав, все равно бы держался в стороне, боясь навлечь лишних бед на хрупкую и милую Тонкс.

Ремус с удивлением обнаруживает, что перед ним находится вход. Водоворот весёлого разговора так увлек его, что он и не заметил, каким чудом вся компания успела дойти до своего пункта назначения. Однако делать нечего: сзади уже напирают галдящие сотрудники, явно предвкушая веселье и пьянку, и Люпин открывает входную дверь. Та неприятно скрипит, но в общей суматохе голосов это, кажется, остается незамеченным. Пожалуй, только и волшебнику, который уже спешит снять пальто и убраться с дороги, этот скрип мерещится жалким и даже немножко враждебным.
  Но очередное тоскливое наваждение успешно разрушает Тонкс, стремительно вбежавшая в коридор.
– Поздравляю! – говорит она и, довольно улыбнувшись, целует Ремуса в щеку. Не особо дожидаясь ответных "поползновений", девушка разворачивается, направляясь обратно в комнаты.
  Волшебник послушно следует за ней и пожимает плечами, мол, ну раз таааак.... Он достает из кармана пиджака большую шоколадку, которую он, разумеется, выбирал сам, со всей любовью и тщательностью, какими бы там скрытыми они ни были.
  – В этом, как и во всем остальном, – монотонно говорит он, любовно оглядывая фигуру идущей впереди, – есть свои плюсы и минусы. Плюс – ты отлично выглядишь сзади, минус – я все же хотел бы видеть твое лицо.

  Опираясь на спинку кресла, Ремус любезно протягивает шоколадку Нимфадоре:
  – Я тоже поздравляю тебя, и очень рад тому, что могу этот вечер провести вместе с тобой... Пусть и не совсем так, – он умолкает, смущенно подумывая о том, что сказал немного лишнего, и поспешно отводит взгляд.

+1

4

По коридору Тонкс шла достаточно быстро, преследуя сразу две цели: первая - вернуться в свое кресло раньше, чем в него сядет кто-нибудь другой, вторая - заманить за собой Ремуса. И если честно, она не думала, что это будет так просто осуществить, касаемо, конечно, Люпина, а не кресла. Ее волосы меняли цвет с огромной скоростью, как бывало с ними всякий раз, когда волнение приятно перемешивалось с радостью, а на лице сияла самая довольная улыбка, какая только может быть. И еще это странное ощущение в животе, когда все как будто бы дрожит или.. ну, не знаю я, на самом деле, как это объяснить. Она, конечно, и до этого момента ни разу не сомневалась в своей симпатии к человеку, быстро шагавшему за ней по деревянному полу, но теперь была убеждена в этом окончательно, а вечер начинал нравиться Доре все больше и больше с каждой минутой.
– В этом, как и во всем остальном, есть свои плюсы и минусы. Плюс – ты отлично выглядишь сзади, минус – я все же хотел бы видеть твое лицо, – девушка улыбнулась снова. Как по ней, так и то, и другое было плюсом.
– Ого, Люпин, я смотрю, у тебя сегодня отличное настроение, – Тонкс как раз дошла до своего кресла, присела на его подлокотник, и повернулась к Ремусу лицом, которое он так хотел видеть. В ее голосе было слышно заметное удивление, будто бы обычно у него плохое настроение, но это было не так, напротив, на его лице часто появлялась доброжелательная улыбка, в уголках глаз образовывалось множество складочек, а в них самих загорались огоньки, сейчас он стоял перед ней именно такой, - и все это делало его каким-то по-настоящему своим, близким и действительно родным, – И можно узнать, почему вы опоздали?
– Я тоже поздравляю тебя, - сказал он, протягивая ей плитку шоколада. Нимфадора взяла ее в руки и тут же потянулась к плащу, валявшемуся до этого момента на кресле, она сунула ее в карман и аккуратно повесила на спинку. О боги, Дора сделала что-то аккуратно, - И очень рад тому, что могу этот вечер провести вместе с тобой... Пусть и не совсем так, - к моменту, когда он произнес последнюю фразу, Тонкс уже стояла перед ним, смущаясь почти так же, как и он, потому как совершенно не ожидала подобных слов. Давным-давно, когда она была еще подростком, мама говорила ей, что не родился еще такой человек, который может смутить эту неуклюжую шалопайку, вечно все делающую как-то не так. Выходит, мама ошибалась, к тому моменту Ремус уже вполне себе существовал.
– Я тоже очень рада, Ремус, правда, – она подняла руку и медленно провела ей по его предплечью, улыбаясь уже более уверенно, – И спасибо за шоколад.
Тонкс опустилась в кресло, стараясь не оторвать попутно одну из его ручек, или не порвать обивку, в общем, она сделала это осторожней, чем обычно, но ноги-таки на стол задрала, куда же без этого. В комнату никто не заходил, возможно, все пошли на кухню, потому как еда наверняка была уже готова, и в гостиной делать, наверное, было нечего.
– Люпин, ты не нальешь нам выпить? – небрежно спросила девушка, – Или, хочешь, можем пойти поесть? – спохватившись, добавила Дора, ведь сама-то она, как только пришла, тут же направилась на кухню и потаскала еды со всех тарелок, а он зашел в дом десять минут назад и вполне мог оказаться голодным.

Свернутый текст

я тут думала вчера - раз у них все только начинается, значит дядя Сириус жив?

Отредактировано Nymphadora Tonks (2012-02-25 01:24:34)

+1

5

– Ого, Люпин, я смотрю, у тебя сегодня отличное настроение, - усевшись на подлокотник кресла, подмечает Тонкс. Волшебник едва слышно вздыхает и пожимает плечами, потому как настроение теперь действительно хорошее. Потому что здесь и сейчас рядом с ним находится очаровательная фея, своеобразная и необычная. Даже, пожалуй, необычайная, и Ремусу, который начинает не просто влюбляться, а серьезно любить, трудно представить, как на такое прелестное и чуткое существо можно смотреть не любуясь.
  Как рядом с этой весёлой, искренней и открытой девушкой можно держаться холодно, или предаваться грусти и тоскливым мыслям?
   Как можно отстраниться от её ненавязчивых и приятных чар?

– И можно узнать, почему вы опоздали? - интересуется девушка. Люпин, внимание которого целиком и полностью приковано к своеобразному и красивому лицу Нимфадоры, отвечает задумчиво и не сразу:
- Мы... опоздали? Мои ноги утопали в снегу, - виновато улыбается он, - но скоро придет весна и я смогу подарить тебе букет ранних весенних цветов. Ты любишь подснежники? Или крокусы?

– Я тоже очень рада, Ремус, правда, - говорит Нимфадора и, к большому удивлению Ремуса, прикасается рукой к его предплечью. Встретив её уверенную улыбку в купе с этим жестом, волшебник ощущает как по его спине пробегает совершенно незаметная, но резвая дрожь, – И спасибо за шоколад.
  Задумчиво улыбнувшись и опустив веки, Ремус прикрывает изящную ручку Тонкс своей ладонью, и не без удивления замечает, как по телу разливается блаженное тепло спокойного и нежного пламени любви.
- Я был бы безумно рад, если бы мог подарить тебе Вселенную, - отвечает волшебник, пока Нимфадора перемещается с подлокотника в кресло, - но она, увы, мне не принадлежит.

– Люпин, ты не нальешь нам выпить? - спрашивает Тонкс, но как-то неожиданно небрежно, – Или, хочешь, можем пойти поесть?
- Благодарю, - отвечает Ремус, подняв на Нимфадору дружелюбный взгляд. Ему уж никак не хочется нарушать эту, в какой-то мере, интимную обстановку, направляясь туда, где шумиха и веселье, - Но я не голоден. И ты, пожалуй, тоже, иначе вспомнила бы о еде гораздо раньше... С тебя стаканы и то, что мы будем пить, - улыбается волшебник, невольно подчеркнув местоимение "мы" в последней фразе.

Гмммм.....Он умер чуть меньше года назад от времен, что происходят в игре, а учитывая то, что в игре наши отношения тоже далеко не зашли....
Однако временных рамок во флеше нет, так что, думаю, можно и представить, что он жив, если тебе так хочется)

+1

6

- Мы... опоздали? Мои ноги утопали в снегу, - объяснил Люпин, его улыбка при этом была виноватой, и это просто не могло не вызвать ответную улыбку Тонкс, - но скоро придет весна, и я смогу подарить тебе букет ранних весенних цветов. Ты любишь подснежники? Или крокусы?
До этого момента Дора ни за что не сказала бы, что вообще любит хоть какие-то цветы, ей всегда казалось, что цветы – это совсем не для нее, они скорее для утонченных дамочек вроде Делакур или кого-то еще. Да и не практично это как-то: ну, стоят они в вазе, потом вянут и их надо уже выкидывать, а человек потратился – нехорошо получается. Впрочем, ради справедливости стоит отметить, что цветов ей практически никогда и не дарили, разве что папа на день рождения, ну, и так, может еще пару раз кто-нибудь другой. А теперь перспектива получить цветы от Люпина так грела сердце и только усиливала желание скорейшего наступления весны в холодном заснеженном Лондоне. Но в принципе этот сегодняшний вечер был зимой, и Нимфадоре от чего-то казалось, что в любое другое время года он просто никак не мог быть настолько милым и уютным, как сейчас. В доме было довольно тепло, из кухни раздавались веселые голоса и звон посуды, а Ремус был рядом, - больше ей ничего не было нужно.
- Принимается, - улыбнулась девушка, - Всецело доверяю твоему вкусу, удиви меня, - заявила она, не зная, что сказать еще. Во-первых, Тонкс сама даже не представляла, что ей нравится, а во-вторых, подари он ей хоть мать-и-мачеху, девушка была бы счастлива, а что, чем не весенний цветок.
Она сидела в кресле, размышляя о том, к чему может привести эта милая болтовня и чего можно ожидать дальше. Влечение и симпатию к Люпину она ощущала уже давным-давно, кажется, с самого первого собрания Ордена, когда во время зачитывания Дожем нудного доклада, она, то ли от волнения, то ли просто, потому что она Нимфадора Тонкс, уронила на себя и своих соседей чашку, к счастью, уже поостывшего чая. Вот тогда-то все и узнали, что она из себя представляет и что садиться с ней рядом периодически может быть опасно для жизни. Еще тогда, смотря на добрую, капельку насмешливую улыбку Люпина, здорово контрастирующую с осуждающими лицами окружающих, она улыбалась тоже, и волнение почему-то ушло, а разлитый чай перестал быть проблемой. Это было достаточно давно, но только сегодня у волшебницы появилась совершенно явная надежда на что-то большее, чем дружба и совместная работа в Ордене.
- Я был бы безумно рад, если бы мог подарить тебе Вселенную, - произнес Ремус, как будто бы в подтверждение ее мыслей, - но она, увы, мне не принадлежит.
Девушка прямо-таки чувствовала, как кровь приливает к щекам, румянец, по счастью, оттенялся ярко-розовыми волосами, но она этого не знала и предпочла, чуть усмехнувшись, спрятать лицо в холодных ладонях. Он умилял ее все больше и больше, может, дело было в разнице в возрасте, ведь комплименты ровесников не предполагали ничего такого славного, но скорее всего, это была особенность именно его, Люпина, и Дора достаточно знала Ремуса, чтобы думать, что так он говорит не каждой девушке.
- Благодарю, но я не голоден. И ты, пожалуй, тоже, иначе вспомнила бы о еде гораздо раньше... С тебя стаканы и то, что мы будем пить, - сказал он, и Нимфадора испытала прямо-таки облегчение. Ей не хотелось нарушать что-то такое хрупкое и уже, кажется, необходимое ей, что начинало появляться между ними сейчас, поэтому она была рада.
- Ну вот, все сама-все сама, - улыбнулась и цокнула языком Тонкс, выползая из кресла. Она вышла из комнаты, и пошла вперед по полутемному коридору по направлению к кухне, по пути она, в силу своих физиологических особенностей не заметила плохо висящую картину, задела ее плечом и сама, еще раз повторю, сама грохнулась на пол, увлекая за собой аристократичного дядечку на портрете.
- Вот черт, - вырвалось у девушки, - Простите, - тут же добавила она, подняла картину, достала палочку, и, шепнув «Репаро», приделала ее обратно к стене. Со всех сторон уже слышались фразы вроде «Это же она, дочь осквернительницы рода и поганого магла, да как она посмела переступить порог дома Блеков», и от этого становилось немного жутко, а она так надеялась пройти незамеченной. Хорошо, что ее потрясающего полета хотя бы никто не видел. Стараясь не обращать внимания на голоса, Дора добралась до кухни.
- Добрый вечер, - громко сказала она, потирая ушибленный локоть и немного виновато улыбаясь, - Я просто… - она подошла к столу и взяла с него первую попавшуюся, но, к счастью, еще полную тарелку с овощами, потом подошла к маленькому столику, стоящему в углу, схватила бутылку медовухи и, не обращая внимания на взгляды окружающих и фразу «мы слышали грохот в коридоре», направилась к выходу, - А, и поздравляю! – добавила девушка, оглянувшись почти уже у самого порога.
Осторожно, чтобы ничего не уронить, не разбить и не сломать, Нимфадора зашагала по тому же самому коридору, на этот раз все обошлось, и скоро она зашла в гостиную. Девушка поставила тарелку и бутылку на стол, достала из шкафа два стакана и на этот раз устроилась на диване, Дора сняла свитер, оставшись в одной фиолетово-розовой майке, посмотрела на покрасневший локоть, где, к великой радости не было крови, и откинулась на спинку.
- Все готово, - она кивнула на стол, счастливо улыбаясь.

Свернутый текст

это не очень важно по сути, просто интересно стало

Отредактировано Nymphadora Tonks (2012-02-26 01:56:39)

+1

7

- Принимается, - улыбается Тонкс, - Всецело доверяю твоему вкусу, удиви меня.

  Ремус едва сдерживает тихий добродушный смешок, так как из-за этого "удиви меня" в его голове появляется не совсем нормальная идея. В дар можно преподнести растение не столь обычное, как редкие подснежники или крокусы, но по-своему красивое... Непентес Раджа, такой себе плотоядный цветок, способный поймать и пожрать даже крысу, или более изящный, но простенький, росолист лузитанский... Волшебник прикрывает веки, мысленно прикидывая, где можно достать такую экзотику.

- Ну вот, все сама-все сама, - выползая из кресла, улыбается Тонкс. Она выходит из комнаты и Люпин, проводив её мечтательным взглядом, подпирает подбородок рукой. Он бы, разумеется, помог, но Нимфадора, пусть и отчасти, - хозяйка в этом доме, а он - всего лишь гость. На мгновение его губы вытягиваются в задумчивую улыбку, потому что в мыслях проносится отчасти самонадеянное "пока что лишь гость".
  В темном коридоре слышится странный шум, однако понять, что там произошло Ремус не может, хотя и догадывается.
  И вот, спустя некоторое время ожидания, в комнату вплывает Нимфадора, держащая в руках тарелку с овощами и бутылку медовухи. Ремус облеченно вздыхает, отметив про себя, что это, к счастью, не огневиски. Такой крепкий напиток был бы явным излишеством в этот теплый и уютный вечер. Устроившись на диване, Дора снимает свою кофту, оставаясь в одной лишь майке. Ни её взгляд, ни покраснение на локте, не остаются без внимания Ремуса, который решает все же тактично промолчать, опять же догадываясь о том, что произошло. Но добродушная и приятная улыбка ни на миг не покидает его уста.
  - Все готово, - говорит Тонкс, кивая в  сторону стола и Ремус, слегка дернув плечом, приходит в движение и начинает открывать бутылку так, словно он и ждал этой команды.
  - Сегодня такой приятный вечер, - говорит волшебник, разливая медовуху по стаканам, - можно будет потом пойти на свежий воздух, бороться со злом, предварительно вооружившись картонной коробкой и опасной бритвой. Ты ведь не против?
  Он протягивает стакан девушке и, освободившейся рукой, захватывает лист салата из тарелки. На свежем воздухе, конечно, холодно, но рано или поздно, болтовня на кухне прекратится, а общий праздник в Ордене уже теперь превращается в личный праздник Нимфадоры и Ремуса... И эти два совершенно разных вечера не стоит огорчать друг другом.
  Он приподнимает свой наполненный стакан и глядит на Тонкс с тем неподдельным блеском в глазах, который обычно выдает всех влюбленных, спрашивает:
- За что пьем?

Отредактировано Remus J. Lupin (2012-02-26 13:42:12)

0

8

- Сегодня такой приятный вечер, - Люпин быстро открыл бутылку и принялся разливать ее содержимое по стаканам, - можно будет потом пойти на свежий воздух, бороться со злом, предварительно вооружившись картонной коробкой и опасной бритвой. Ты ведь не против?
- Конечно не против, - согласилась девушка, принимая стакан из его рук, - примерно через полчаса меня гарантированно потянет на подвиги, - улыбнулась она, кивая на медовуху. Что есть, то есть, пройдет не так много времени, Дора, обычно и так довольно решительная, осмелеет окончательно, и будет готова идти куда угодно, бороться с кем угодно и какими угодно средствами, а то, что Ремус будет рядом с ней – приятный бонус в данной ситуации. Хотя, с кем-то другим она вряд ли пошла на холод этим вечером, но это, опять же, зависит от количества выпитого. И, он, раз приглашает ее через какое-то время выйти на улицу, разделял желание Нимфадоры  не присоединяться ко всем остальным членам Ордена, а это было чертовски приятно.
- За что пьем? – спросил Люпин, поднимая стакан и смотря на Тонкс как-то по-особенному, этого взгляда девушка раньше у него не видела.
- За меня, - быстро ответила Дора, усмехнувшись, потом покачала головой, как бы отрицая свое собственное предложение, - за нас, Ремус, - добавила она немного тише, чем обычно, чувствуя, как усиливается  сердцебиение. Сказать это для нее было не так-то просто, потому как местоимение «нас» в ее голове значило в миллион раз больше, чем просто слово, объединяющее двух людей. Волшебница сделала несколько глотков ароматного напитка, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло, ей было уже немного спокойней, но смотреть на Ремуса она отчего-то не хотела, это было чувство для нее не совсем понятное, то ли она стеснялась, то ли просто боялась всего, что он может сказать.
Девушка опустила глаза, рассматривая причудливый узор на деревянном полу, будто бы только он ее интересовал в этот момент, потом перевела взгляд на свои колени и сделала еще несколько глотков. Все происходящее начинало ее самую малость пугать, потому что она не знала, к чему это может привести. В Волшебном мире уже к этому моменту была довольно тяжелая ситуация и с каждым днем все становилась только серьезнее, привязываться к кому-то было уже опасно, потому что  того, к кому ты привязался, могло в какой-то момент просто не стать. Поэтому она и боялась того, что, процитирую, «начинает не просто влюбляться, а серьезно любить».  На эти мысли ее натолкнуло, теперь уже казавшееся совершенно не важным и даже обычным, слово «нас» в ее собственной фразе, но, не смотря на это, об отказе от своих теплых чувств к Люпину не шло и речи. Впрочем, перспектива сложностей с какой-то стороны ей даже нравилась, так было даже интересней.
Тонкс заправила волосы за уши, не то чтобы они ей мешали, просто нужно было чем-то занять руки, и медленно встала с дивана, ища себе какое-нибудь занятие, лишь бы не сидеть на месте. Ремус молчал, и больше всего Нимфадора боялась, что он думает примерно о том же, что занимало ее голову пару минут назад, а она так не хотела, чтобы он думал об этом. Она и сама-то не хотела об этом думать, не хотела портить этот вечер такого рода мыслями, потому что конкретно для нее, и, на самом деле не важно, как для всех остальных, он был как будто бы вне времени и отдельно от остального мира. 
Ее блуждающий взгляд наткнулся на полку с книгами, и девушка, конечно же, направилась к ней. Там было много старинный изданий, на многих из них корешки были стерты так, что прочитать название не представлялось возможным, на них лежал здоровенный слой пыли. Хотя одна книга все же была от него совершенно свободна, будто бы ее читали совсем недавно, Нимфадора провела пальчиками по ее корешку, зацепившись за самый его верх, извлекла фолиант и тут же поставила обратно. Название гласило «Оборотни. Легенды и Мифы. Зверь в человечьем обличии». Это он тебя перечитывает, да? – мысленно спросила Тонкс у книги. Это было то, мысли о чем Дора в свою голову не допускала, не поднимался этот вопрос и в кругу Ордена, наверное, эта тема была негласно объявлена запретной еще давным-давно и все с этим сразу согласились. Сердце снова колотилось, как бешеное. Знаете, всем девушкам свойственно верить в знаки и тому подобное, так вот, это казалось каким-то знаком, но по сути своей ничего не меняло. Тонкс разом допила содержимое своего стакана, она не знала, видел Ремус все, что произошло минуту назад или нет, да это было и не важно.
Молчание затянулось, а что можно сказать девушка не знала, она вообще не была мастером говорить, поэтому просто подошла поближе, тепло улыбнулась и обняла Люпина, уткнувшись носом в лацкан его пиджака. Идиотские мысли отходили на задний план, и Нимфадора уже не могла вспомнить с чего это она так загрузилась.

+1

9

- За меня, - отвечает Дора, усмехнувшись. Ремус кивает, с готовностью поднимая свой бокал. За эту леди он может, пожалуй..... выпить намного больше, чем слишком много. Но обворожительная мисс Тонкс качает головой, отменяя свое решение. Впрочем, волшебник по этому поводу огорчиться просто не успевает:
- За нас, Ремус, - немного тише говорит она и опускает свой взгляд, видимо, от смущения. Отличное время для того, чтобы налюбоваться её очаровательным лицом, таким прелестным и полным настоящей нежности... Люпин улыбается счастливой улыбкой, однако не может выдавить из себя и слова. Возможно, он просто не желает нарушать повисшее молчание (потому что это, как ему кажется, вовсе не простое "затянутое молчание", а волшебная странная тишина)...  А, может быть, всего лишь не находит слов.
  Даже строками самых искусных поэтов нельзя выразить его чувство, объяснить те бессвязные теплые мысли и слова, что сейчас вьются в его голове так, как вьется виноград, цепляясь ко всему и заслоняя солнечный свет... Он вовсе не думает об опасности, потому что сердце его переполняет любовь, а не страх.
  Зачарованно он наблюдает за тем, как Дора сначала поправляет волосы, а потом поднимается с дивана. Люпин просто молчит и наблюдает, все ещё не желая нарушать тишины и не имея и малейшего представления о том, что сейчас волнует её ум. Однако когда девушка подходит к полке с книгами, и среди рядов самых разных изданий, берет ту, которую Ремус видал уже не единожды... Его лицо заметно омрачается. Даже взгляд слегка тускнеет.

- И как я мог быть таким дураком? - вяло спрашивает он у самого себя. У того себя, который позволил забыться и зайти, пожалуй, слишком далеко... Ремус делает несколько глотков, слегка щурясь и раздумывая о том, как скрыть эту горечь. А ещё лучше - как от неё избавиться. Подхватив с посудины лист салата, а затем и отправив его в рот, волшебник вновь поднимает взгляд на возвращающуюся Нимфадору. Она тепло улыбается и обнимает Ремуса, а он, совершенно невольно и бессознательно, в полное противоречие своим размышлениям, обхватывает талию девушки и прикрывает глаза, пока вторая его рука скользит по её шелковистым волосам.
- Ты уверена в том, что знаешь...что делаешь? - спрашивает он, но голос его звучит вовсе не так мягко, как обычно. Он серьезен и даже, пожалуй, слегка холоден... Услышав, как это звучит, и сам Ремус слегка смутился, а спустя несколько мгновений попытался исправиться:
- Я просто не хочу подвергать тебя лишней опасности... - его рука ещё разок скользнула по шевелюре Нимфадоры и бессильно опустилась на обивку дивана.
  - Ты ведь все прекрасно понимаешь...

+1

10

Наивно было думать, что между ними никогда не встанет этот вопрос, так же наивно было предполагать, что Ремус со всей свойственной ему добротой и осторожностью никогда не подумает о том, что «бедную беззащитную Тонкс не стоит подвергать излишней опасности». Какая к Мерлину излишняя опасность, когда мир и так стоит на грани войны!? Куда опаснее-то? И разве это не самое подходящее время, чтобы влюбляться и быть счастливыми, если уж так скоро все может закончиться? Рано или поздно Люпин поднял бы этот вопрос, даже, если бы Дора не повела себя сейчас, как идиот и все не испортила, а она испортила и жутко корила себя за это, но вернуть все назад, к сожалению, уже не могла. Вообще, это особый талант – портить все, начиная с хрупких предметов, заканчивая такими вот милыми вечерами, и этот талант у нее, Нимадоры, имелся вне всяких сомнений. Браво, Дора, браво. Скажу больше, если бы проводился конкурс среди подобных умельцев, то Тонкс заняла бы первое место, да судьям особо и раздумывать бы не пришлось.
- Ты уверена в том, что знаешь…что делаешь? – серьезно спросил Ремус, наконец-таки нарушив тишину, а Нимфадоре только еще раз убедилась, что надо сначала думать, а потом делать, оставалось только кричать «перемотайте назад, я все исправлю», но и криками тут не поможешь, что есть, то есть. Девушка прижалась щекой к его груди, и  одной рукой мягко погладила спину Люпина, пытаясь его успокоить и ободрить. Впрочем, его собственная рука скользила по серо-голубым волосам Тонкс, как-то контрастируя с холодком в голосе.
- Я просто не хочу подвергать тебя лишней опасности…
Ну вот, отлично. Удивлена, Тонкс? Нет, ни капельки. Ну я что, маленькая что ли?
- Опасностей сейчас хватает, одной больше – одной меньше, к тому же, опасности – это так весело, - улыбнулась девушка, пожав плечами. Она мягко отстранилась, вернулась к полке, где оставила свой стакан, смерив ненавистную с этого момента книгу самым презрительным взглядом, на который аврор только была способна, и налила себе еще медовухи. Выпивка не помешает теперь им обоим, а потом на улицу. Что бы там ни случилось, Дора не собиралась отказываться от своих планов, да и от своих симпатий к Ремусу тоже отказываться не собиралась. Меньше всего ее волновали сейчас сто миллионов причин, по которым они не могут быть вместе, а они наверняка были у Люпина уже готовы. Метоморфыне отчего-то казалось, что она сможет найти контраргумент на любую из них, какой бы веской она ни была.
- Ты ведь все прекрасно понимаешь…
- Что я понимаю, Люпин? Что я должна понимать? Что ты считаешь, что все это слишком опасно или что? – быстро и чуть нервно ответила она, наполняя и его стакан тоже, - Пожалуйста, прошу тебя, Ремус, давай никто из нас не будет ничего понимать, - тихо добавила Нимфадора, - По крайней мере, сегодня.

Свернутый текст

о да, прошел месяц, и я это сделала

+1


Вы здесь » Hogwarts: Mystery of Magic » Флэшбэк » Квест 10 - "пьянка и драка? отлично!"